14:50 

Двенадцать унций...

ale-ol
... И снова двенадцать унций в лицо летящего серебра...

Сентябрь 2001 года, лесок у Мельничного ручья. Четырнадцатый день после новолуния – полнолуние.
Она сидела на траве и задумчиво смотрела на сосны. Ни боли, ни ярости, ни привычного желания разнести-все-до-чего-дотянусь-к-сизым-демонам. Все уже отгорело. Остались просто картинки на память. Яростные глаза Кайи, Старшей Рода, боль Кая, ее паладина, недоумевающие лица остальных.
- Кровь клана бесценна, - сухой, горячий голос моны Кайи до сих пор жег ей сердце, - так гласит закон. Мона, убившая своего паладина, должна уйти. Ты можешь вернуться, Раами, мона без паладина, если найдешь того, кто согласится хранить твою ярость.
И Рем, ее мальчик, ее счастье на зеленой траве.
- Двадцать лет, - она всхлипнула, - ты хранил меня, Рем Вивальтис, с тех самых пор, как я пятилетним котенком ткнулась тебе в ладонь. С тех пор, как ты взял мое имя: Рем - мужской вариант Раами.
- Все, кончилось, Рем, - она обняла себя руками и тихо зашептала в пустоту, - Ты умер, так глупо, так случайно, так бездарно, даже не в бою. Мы привыкли к мысли, что когда-нибудь ляжем вместе на смолистые бревна, и мои тяжелые лапы упадут тебе на кольчугу и пятна на моей шкуре укроют тебя вечным ковром. Нет, ты просто не удержал меня однажды, Рем -Тариэль, мой паладин и погиб от моих когтей. А мне достались суд, лунные дороги Каэр-Педривана и этот дурацкий мир, и вечер полнолуния. - Слезы катились по ее щекам. - Меня изгнали из рода, клан даже пожертвовал кровь, что бы открыть лунную дорогу Замка-Между-Мирами и выставить меня прочь куда подальше. Все правильно, Рем, "кровь клана бесценна", никто из кланников не тронет мону, почтение к женщинам, будь оно не ладно. А оборотень в боевой трансформации без паладина и серебряного ошейника способен вырезать небольшой город, пока не завалят из арбалетов.
- Все кончилось, Рем, - девушка встала с травы, вытерла слезы и потянулась во всю мощь сильного, тяжелого тела. - Через пару часов взойдет Луна, и я стану зверем. Можно сколько угодно ненавидеть Луну, но это бесполезно. Ни думать, ни плакать, только есть, пить и кататься по траве. Надеюсь, меня убьют, Рем. Кому нужна мона без паладина, дикая тварь из дикого леса.
Раами криво усмехнулась и пошла обследовать окрестности. Пахло пылью, наступающей осенью и какой-то горелой дрянью. Шумевшее вблизи оказалось мерзко воняющими повозками без лошадей.
Повозки ее не пугали, пару раз она видела такие, когда выбиралась через Каэр-Педриван. Нет, она не уходила наемничать в чужие миры, Раами еще не надоели собственные города и пыльные караванные тропы, просто любопытство сгубило не одну кошку, а Рем был согласен на все…
- Рем, опять Рем, - подумала Раами, - никто не виноват, что так получилось, ни ты, ни я. Кланы либо наемничают, либо открывают дорогу между мирами. Часто и моны и паладины уходят раньше срока. Но как же нелепо все получилось.
Она шла мимо заборов, привычно кутаясь в серый плащ. В тенечке сидел длинноволосый менестрель и тихо напевал себе под нос.
Мне снился бесконечный путь,
Пронзающий миры…
- Все не так, - нежно улыбнулась девушка, - нет никакого бесконечного пути. Есть кровь, отданная добровольно и боль, взятая взаймы, и из тумана вырастает узкая полоса лунных лучей, пружинящая под ногами. И высоко-высоко над землей встают серебряные арки Каэр-Педривана, призрачного замка между мирами.
- Барышня, да вы заигрались, - весело заявил менестрель, отрывая взгляд от гитары, - бросайте ваши выдуманные ритуалы и возвращайтесь в реал. Хотите чашку кофе?
- Я возвращаюсь, - грустно сказала Раами и пошла дальше. Убивать симпатичного менестреля не хотелось. До восхода Луны осталось совсем не много.

URL
   

От Самайна до Имболка

главная