ale-ol
Говорят, что катарсис похож на оргазм. С души, как с закипающего бульона снимается серая пенка и выкидывается в мусор, оставляя все чистое и лучшее.
Можете пойти и по разу откусить. Это похоже на соринку в глазу, на занозу в неудобосказуемом месте, когда, чтобы ее вытащить, надо изогнуться так, как никакая камасутра не придумает, но и оставить все как есть невозможно.
Сердце и желудок собираются в какой-то саднящий комок, слезы подкатывают изнутри к глазам и кажется, что вот-вот ты выплачешь это наружу и станет тепло и ласково.
Это тебе не перед милым выпендриваться. Ты ревешь и воешь, как больная собака и ничего не происходит.
А утром все уходят из дома, и ты слоняешься нечесаная, в ночной рубашке и плачешь, плачешь, плачешь...
А потом руки тянутся к глупой, пестрой книжке "про колдунов", которых ты тысячи перечитала, наверное, за прошедший год. Целый пестрый Эверест. Ты вспоминаешь, как плакала и с каким-то мазохистским чувством берешь с полки ту книгу, с которой можно пережить то же самое.

Потом ты начинаешь сама царапать бумагу ручкой. Вдруг полегчает? И смотришь на часы: вот-вот придет с работы милый, и надо будет делать веселое лицо и разогревать суп, а буквы разбегаются как тараканы. И ты записываешь все, что удалось. И чужой, наполовину придуманный Дом и свет декабрьских фонарей отпускают тебя на волю, престают играть на тебе, как на расстроенной гитаре.
И ты успокаиваешься в вожделенном тепле.

Да теперь можно и супу...

Кстати, а при чем тут катарсис?