ale-ol
Падишах живёт в падишах-дворце.
Падишах-печаль в падишах-лице.
Он богат безмерно. Тревожит только
Падишах-игла в падишах-яйце.

Муэдзинит с площадки своей муэдзин.
Ассасинит, нажравшись с утра, ассасин.
Только я, никому не мешая, валяюсь
Под забором и слушаю шелест осин.

Ах, великий визирь, завизируй меня!
Вязка вязь твоей визы на вырезе дня.
Взор в визир устреми. Я повёз телевизор,
Но повозка завязла под Вязьмой, гоня.

Лоху липко и хлюпко. Ликует Аллах.
Охламоны в халатах. Халва на столах.
Хлеб халявный в хлеву. Кипы хлопка белеют.
Все феллахи на хлопке. А я не феллах.

Падишах, видишь звёзды? На небо позырь.
Ну, протри окуляр, взором вперься в визир.
Зазвенело в ушах? Знать, визирь на подходе…
Всем известно давно – мудозвон твой визирь.

Десять раз в падишаха стреляли – и вот
Сорок лет в падишаха плевали – и вот
Хоть бы что падишаху. Здоровый, как буйвол.
И всё так же живёт и плюёт на народ.

Падишах! Как роскошна хавира твоя!
Только слуг – девятьсот сорок три холуя.
Золотой писсуар, бьют шампанским фонтаны,
А поэт под забором лежит как свинья.

Падишах, шкандыбая под вечер домой,
Триста жён своих требует в спальный покой.
Удивляясь, спрошу: на фига тебе столько?
Всё равно ты не можешь давно ни с одной.

Падишах искупаться решил в камышах.
Долго фыркал, плескался, трусами шурша.
Не дыша, ждали все: может, падла, утонет?
К сожаленью, не тонет оно ни шиша.

Падишаха хвалю! Пусть хвала эта – тлен.
Метр сорок твой рост, метр двадцать твой член!
Падишах! Твоя лысина солнцеподобна!
И живот, всем на зависть, висит до колен!

Выпаденье кишки – не тебе, падишах!
Да не выцветет шерсть у тебя на ушах!
Выдай денег поэту – тебя он восславил.
Сколько чувства, прикинь, в этих скромных виршах!


(с) не знаю кто