Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:30 

Развод часть 3

ale-ol
Итак, я осталась не то, что б счастлива, но свободна с вожделенным документом о собственности на жилплощадь в кармане. Можно весело показывать нос собственной маменьке. Не было необходимости снова выходить замуж, потому что я всегда могла вернуться домой. У меня был собственный дом.
Прав оказался мой личный Мефистофель, нашептывавший на ушко: «Ты никогда его не любила, ты вышла замуж, чтобы уйти из дому, ты жила с ним, потому, что это было тебе удобно, ты развелась с ним и оттяпала у него кусок квартиры». Может быть так оно и было. Я старалась задушить этот паскудный голос, живущий в моей голове. - Я никого не обманываю, - говорила себе я. – У Славки до свадьбы была комната, после развода осталась комната. Все четыре года я занималась разменами, переезжая из одной коммуналки в другую. Будет только справедливо, если я уходя, заберу с собой свое.
- Да, да, все правильно, - вплеталось в мои размышления, - только уходя, ты забираешь с собой все, что было вами совместно нажито за эти годы и муж остается ни с чем.
- Ерунда, ни один суд это не признает. Две комнаты нажиты нами в браке.
- Суд, конечно не признает, - точило меня сомнение, - но ты же лучше всякого суда знаешь, как оно было на самом деле. Ты воспользовалась тем, что в его жизни появилась Иллона и сняла с молока сливки.
В соседней комнате муж, теперь уже бывший, жил новым семейным счастьем с красивой плясуньей Иллоной.
Сначала, я старалась не встречаться с бывшей приятельницей. Она приходила ко мне в дом, пила мой кофе, крутила роман с моим мужем, и увела его. А теперь она жила в отремонтированной мною комнате так, как будто меня тут и не было никогда. Мне казалось, что если только я увижу эту женщину, я за волосы вытащу ее на улицу, в чем есть. В один прекрасный день Иллона приперлась ко мне с кофейником в руках.
- Оль, нам надо поговорить, - сказала она, разливая кофе по кружкам, - давай попьем кофе и разберемся.
Да, где-то я уже это слышала, при чем не очень давно. Жизнь показалась дурным колесом для хомяка-дебила.
- Ну и о чем ты хочешь поговорить? – произнесла я очень холодным голосом, надеясь, что Иллона все поймет и оставит меня в покое.
- Я люблю его, - заявила Иллона с порога, - ты можешь на меня злиться. Да, я поступила по отношению к тебе непорядочно, но ты должна меня понять, я люблю его.
- Ну, любишь, - несколько прибалдела от такой патетики, - я-то тут при чем.
- Ты смотришь на меня волком, не выходишь на кухню, когда я дома. Я знаю, ты меня ненавидишь, за то, что я сделала! И ты имеешь на это право, - Иллона с вызовом посмотрела мне в глаза.
- Продолжай, я тебя внимательно слушаю, - она пришла, что бы добиться моего расположения? Интересно, зачем ей все это надо?
- Ольга, пойми меня, так дальше не может продолжаться. Да, ты имеешь право меня ненавидеть, но вы уже расставались и расстались бы и без меня. Я просто люблю его, я ни в чем перед тобой не виновата, я не уводила у тебя мужа. Вы бы все равно развелись, ну поверь мне, - Иллона нервно хрустнула пальцами.
- Может она не такая и стерва, - подумала я, - может она действительно искренне любит моего бывшего мужа, а я тут злюсь из-за отдавленного самолюбия.
- Леля, ну пожалуйста, ну прости меня, - почти заплакала Иллона, - если ты меня не простишь, я уйду. Я не могу жить в доме, где меня ненавидят.
- Да я тебя не ненавижу, - мне стало неудобно, - просто…
- Просто я тебе неприятна, - Иллона всхлипнула, - поверь, я не хотела сделать тебе больно и прости меня.
- Ничего, ты права, мы бы все равно развелись, - наверное, она действительно его любит.
Я перестала считать Иллону своим врагом, но при виде чужого семейного счастья мне становилось обидно.
Маринка была права, она чаще всего права, моя циничная совесть. Мне до смерти захотелось предъявить молодоженам собственное счастье. К счастью на тот момент предъявлялись два требования: оно должно было носить штаны и быть влюбленным в меня до поросячьего визга. Желательно, чтоб время от времени счастье восхищенно завывало: «Богиня, богиня, люблю, обожаю, женюсь, зарежу»!
Счастье немедленно припрыгало само и обернулось мальчиком Лешей. Леша был чрезвычайно румян и круглощек, в прошлом посещал одну со мной уголовно-приходскую школу и был на семь лет младше. Желаемые мной арии о неземной любви и готовности немедленно зарезать он исполнял с большим воодушевлением. Кроме этого, он мыл мне ноги, и сам готовил пищу. Потому что за весь предыдущий брак я наготовилась досыта и всему на свете предпочитала колбасную диету.
- Лапочка, тушеное мясо, да с морковочкой, это же вкусно, - умильно глядя на меня, говорил Лешенька.
-Мне колбаса нравится,- я мрачно запихивала в рот последний кусок
- Ты вчера ела колбасу.
-Леш, не занудствуй, - мне совершенно не хотелось спорить, мне просто хотелось доесть колбасу и завалиться баиньки.
- Лёль, ну не хочешь ты готовить, не надо, я сам буду. А колбаса каждый день – это вредно. От нее растет жопа и усыхают мозги.
- А мозги-то тут при чем? – Я подумала, что не откажусь от мяса, если его принесут на тарелочке и подадут к носу.
- Лёль, не кипятись, я сам буду готовить.
- А посуда? – да, я знаю, что будет, если положить мне в пасть пальчик. Я и ногу откусить смогу.
-Я и посуду помою, мне не трудно.
Мальчик Леша казался мне ангелом.

Наша четырехкомнатная коммуналка превратилась в теремок. Там жили я с Лешей, бывший муж с Иллоной и соседи: больная раком мама - алкоголица и два ее сына - наркомана. Сыновей я временами лупила шваброй и гоняла на лестницу за курение травы прямо на коммунальной кухне. С соседкой, Любушкой-голубушкой мы пили водку, и что бог пошлет. С бывшим мужем мы политесно уживались на общем кухонном столе, потому, что деления нашего семейства примитивным почкованием длинная и узкая кухня не вместила. На кухне стояла ванна и частенько кто-то из нас принимал ванну с пеной погуще, а другой жарил картошку. По вечерам мы с Лешей ходили к бывшему мужу в гости, пить кофе и трепаться о высоком.
А размен набирал обороты. Первый покупатель пришел, покрутил носом, наобещал златых гор и отбыл восвояси. Потом еще одна дама, посмотрев нашу квартиру, выдала, наконец, залог. На пару месяцев самым популярным чтением в нашей квартире стал журнал «Бюллетень недвижимости»
Мы судили, рядили искали, бегали по просмотрам, хвастались на кухне найденными вариантами
Сначала, я смотрела две комнаты по отдельности. Желательно, в разных районах города. Но сумма, выделенная покупательницей за нашу долю в квартире, меня совершенно не радовала.
- Получается, что один из нас едет в барак, - устроившись в кресле с ногами, я в очередной раз выедала мозг Леше. Леше хотелось зеленых гоблинов на компе.
- В барак поедет твой бывший? - Леша отстрелил очередного гада
- Поставь на паузу и послушай меня, в барак поедем мы.
- Почему?
-Почему мы? Потому, что он меня закопает, если я предложу из центра переехать в барак! Поставь на паузу! – я начинала закипать.
-Я все равно ничего не понимаю в недвижимости. Я хотел спросить, почему мы поедем в барак? Неужели нет никаких вариантов?
- Леш, есть вариант купить две комнаты вместе, это гораздо дешевле.
- Ты думаешь? – Леша посмотрел на меня с сомнением. – А Cлавка с Иллонкой, что скажут?
-Куда они денутся. Это ж ненадолго. Через годик опять поменяемся и разъедемся.
Буквально тут же я нашла объявление, о продаже двух комнат вместе, у метро Горьковской, в трехкомнатной квартире, приличного метража и фантастической дешевизны. Я немедленно побежала узнать, в чем тут подвох. Дефект оказался на лицо. Под дверями квартиры столпились другие алчущие халявы. Агент открыла двери и навстречу нам выскочила высокая красавица блондинка.
- А ну пошли все отседова на хер, - завизжала она, замахиваясь мокрой тряпкой, - ща весь пол затопчете, Юля ваша мыть не придет.
Это была соседка. Покупатели посыпались по лестнице, как горошины
Я моментально поняла, что после покупки этих комнат у нас останется приличная доплата. Прикинула размер квартиры, вид из окна, разбитую улицу и заблеяла:
- А давайте я грязные ботинки сниму и пол не затопчется.
- Вот тапочки, - соседке понравилась моя покладистость.
- Да, комнаты меня устраивают, - сказала я попозже, на кухне, - а как вас, кстати, зовут?
- Наташа, - соседка посмотрела на меня подозрительно.
- Наташа, я покупаю это вместе с бывшим мужем, что бы за год продать квартиру и разъехаться.
- А какое это ко мне имеет отношение? – голос отдавал арктикой.
- У вас одна комната? Сколько метров? Двадцать? Получите однушку. Больше вряд ли, только если с доплатой, - эти две комнаты решали большинство наших проблем на год. И плевать, что мы опять оказываемся вместе в одной квартире. Но, соседка вполне может нам эту малину испортить.
- А вас как зовут? Кофе хотите? – в вечной мерзлоте начало проступать что-то человеческое.
- Зовут Лёля. Кофе хочу. Ну, что вы думаете об обмене?
- А в каком районе однушка?
- Откуда я знаю. У вас будет сумма денег, и журнал о недвижимости. В каком районе сами выберете, в таком и будете жить.
- А большую доплату надо за двушку? – Наташа явно проявляла ко мне интерес, агент томилась на лестнице.
- Смотря какая двушка, если маленькая в спальном районе, то не очень. Но мы всегда можем что-то придумать.
- Хорошо, я согласна, с мужем поговорю только. В любом случае, я не дам Юле продавать эти комнаты никому, кроме вас.
- Наташа, а кто такая Юля?
- Хозяйка этих комнат. Не волнуйтесь, она у меня по струнке ходит, засранка.
Наташа вышла на лестницу, где топталась агентша с очередными желающими халявы и заявила: «Комнаты продают ей, все согласны, больше я никаких смотрельцев не пущу». Дверь за мной захлопнулась, и мы с агентом пошли разговаривать о залоге. Сказка досталась нам.

@темы: профсоюз дур и сочувствующих

URL
Комментарии
2009-05-13 в 01:00 

marsi
Чтобы согреть Россию, они готовы сжечь ее
супер

   

От Самайна до Имболка

главная