ale-ol
Соседку Наташу я предупредила, что комнаты покупаются на двоих с бывшим мужем, но мужа благоразумно ей не показала. Второй раз мы ходили смотреть халяву вместе с Лешей, воркуя и называя друг друга сладенькими птиченьками.
Бывший муж действительно не видел этих комнат почти до переезда. Он привык, что жильем занимаюсь я, и не видел повода что-то менять. Круче всего отреагировала на этот вариант Марина.
- Ну, ты наглая аферистка! – зазвенела телефонная трубка ее возмущенным голосом.
- Марин, давай я лучше прибегу к тебе, поговорим, - рядом со мной ошивались любопытные соседи.
- Ты с головой-то дружишь? Или совсем от жадности ополоумела? – не успела я появиться, напала на меня Маринка, - у тебя что, мозг высох?
- Ты чего? Так все устроилось. У всех приличные комнаты, - я гордилась своей находкой, - что ты вопишь-то?
- Дал боженька таких друзей, совсем на голову дербалызнутых, - Маринка пошла ставить чайник, я опасливо побрела за ней.
- Слушай объясни, что не так, - похоже подруга с меня с живой не слезет.
- Идиотка! К тому же жадная! Почему тебе бывший отдал комнату без суда и прочей галимотины?
- Ну, потому что чувствовал вину передо мной…
- И еще потому, что знал, что вы скоро разъедетесь! Разъедетесь, дура! В разные места. Разные, понимаешь?
- Не ори, Маринка, - я попыталась что-то сообразить.
- Вы разъезжаетесь в разные места, не морочите друг другу головы, не мозолите глаза и не встречаетесь никогда. Никогда, поняла.
- Марин, давай еще раз и для блондинок, - мне показалось, что я прямо сейчас и схлопочу по шее.
- Для умственно отсталых блондинок. Еще. Раз. Повторяю. – Маринка раздраженно фыркнула на меня, - он отдал тебе комнату без судов и рядов потому что, во-первых, он знал, что комнату наменяла ты, во-вторых, ему было тебя жалко, в-третьих, вы скоро разъедетесь, так?
- Так, и что?
- А ты хочешь продлить совместное проживание? Когда он поймет, что вы еще год, как минимум, заметь, как минимум, будете толкаться жопами ни кухне, что ты будешь у него вызывать?
- Не знаю… - мне это как-то все в голову не приходило.
- Ты будешь вызывать у него раздражение. Он тебе комнату отдал, чтобы никогда тебя больше не видеть и что? Я б на его месте пристукнула тебя палкой по голове за такие фокусы и сказала, что так и было.
- Ты думаешь, сможет? – идея с комнатами и доплатой стала вызывать у меня сомнения.
- Сможет – сможет. А в случае чего отопрется, я, мол, дурак, у меня и справка есть! Вопрос, когда он этого захочет?
- Поставим вопрос по-другому. А что мне надо сделать, что бы он этого не захотел? – я закурила.
- Разъехаться в разные места. Лучше в разные районы. И забыть друг друга как страшный сон.
-Маринка, - меня начало потряхивать, - это дело без полбанки не осилить, пошли до ларька, купим по котейльчику.
- Ага, пивка для рывка и водочки для заводочки. У меня, между прочим, тоже муж есть. Знаешь, что он мне скажет, если я сейчас пойду искать приключений на жопу?
- Ладно, и что теперь мне в барак ехать?
- Какой барак?
- А что я со своих девяти метров получу?
- Такие же девять метров, но в другой квартире и без бывшего мужа, который проломит тебе голову за твои аферы.
- Марина, мне нужно подумать, - коктейля хотелось все сильнее.
- Иди и подумай, идиотище. Жадность хуже, чем холера, Советую помедитировать на эту тему. Долго медитировать, пока не дойдет.
В споре между жадностью и благоразумием с разгромным счетом победила жадность.
Бывший муж на мой вариант согласился мгновенно. Иллона засомневалась:
- А ты уверенна, что мы вместе уживемся? Мы, конечно интеллигентные люди, но пожить в одной квартире еще полгода, это как-то…
- Так это ж не надолго, - бодро вещала я, - на полгодика, максимум на годик.
- На годик? – в глазах у Иллоны мелькнуло что-то нехорошее.
- Зато там метраж в два раза больше, чем здесь, - я продолжала разливаться соловьем, - кухня большая, комнаты светлые, что мы - дикие люди, не проживем спокойно, как соседи. Еще и доплату дадут, когда следующий размен будем делать, приложим эту доплату и разменяемся на что-то действительно приличное. А пока потерпим.
На том и порешили.
Оказывается, соседка Наташа была уверенна, что Леша, воркующий на просмотрах, и есть мой бывший муж. Когда она увидела здоровенного байкера с внушительными кулаками, то подобралась, как доберман перед прыжком. Я поняла, что насчет мира между соседями я, кажется, погорячилась. Иллона отвела меня в сторонку и зашипела: «Леля, это не порядочно, ты нас втравила в проживание с этой змеидлой, ты с ней и общайся, факир-самоучка».
Как я боялась этой соседки. Ее визгливый голос вызывал у меня только одно желание – забраться под одеяло и никогда оттуда не вылезать. Никаких особых гадостей Наташа мне не делала, просто визжала, если что было не по ней. Но, при всех коммунальных сварах, которые Наташа и бывший муж затевали каждый день, меня вытаскивали за шкирку и волокли усмирять скандал.
«За уши зайца ведут к барабану», - каждый раз крутилось в моей голове. Я боялась ее до дрожи в ногах, до полной потери речи и рассудка. Мне не хотелось лишний раз выходить на кухню. Но каждый раз я волоклась, на манер факира с дудкой и каждый раз я находила какие-то слова, что б объяснить Наташе, что бывший - хороший человек, только несчастный, и кричать на него не надо, он от этого звереет. Объяснять ему, где он неправ нужно спокойно и ласково. Наташа назначила меня факиром с дудкой при бывшем муже.
- Иди и сама скажи ему, почему вонючие носки нельзя разбрасывать в коммунальном коридоре, - Наташа стояла надо мной, прекрасная, как Афина, с половником в руках, а у меня тоскливо щемило сердце и тряслись ноги.
- Наташенька, ну вы тоже были не правы, засовывая его носки в кастрюлю с борщом.
- Оля, он ведет себя так, как будто он никогда не жил в коммуналке.
- Ну, понимаешь… предыдущие соседи были алкоголики, им совершенно все равно было, что он там под дверью складывает.
- Извини, конечно, может тебе было приятно собирать по квартире чужие носки, но меня это бесит.- Наташа даже не орала, - и либо я приведу этого дебила к порядку, либо он отсюда полетит.
Обещанное Маринкой получение палкой по голове приближалось с каждым днем.

@темы: профсоюз дур и сочувствующих